«Где ты нашла такой Париж? Ну где ты нашла такой Париж?» — терзали меня друзья и знакомые, сорвавшиеся во Францию вскоре после моих вдохновенных рассказов и вернувшиеся разочарованными. В своё первое не парижское утро я и сама чуть было не поверила, что такого Парижа на самом деле нет. Но герои с картинок утверждают, что очень даже есть. Может быть, просто повезло, а может быть… Приятного путешествия!

Кадр № 1

Ca83Q3feqXw

Я приехала в Париж, зная по-французски от силы пару слов, которых хватило, чтобы сойти с самолёта и добраться до нужной мне станции. А таким я впервые увидела Париж из окна комнаты Университетского городка на бульваре Журдан, где мне предстояло прожить пять дней. Здесь и началось моё знакомство с городом, который многим может показаться заносчивым, неразумно дорогим и запущенным. Но, поверьте, это только на первый взгляд.

Кадр № 2

a5X8ki98vJU

Когда берёшь в гиды местного жителя, никогда не знаешь, где закончится твой вечер. Например, в бистро в квартале для эмигрантов, куда новоприбывшего туриста занесёт только нелёгкая. Но даже если гида у вас нет, отправляйтесь погружаться в местную культуру в ничем не примечательные крохотные кафе, где после работы собираются столичные трудяги и белые воротнички. Слушайте музыку французского говора, наблюдайте за жизнью улицы, и Париж обязательно поделится с вами какой-нибудь сокровенной историей. А может быть, даже не одной.

Кадр № 3

PZr-IbbTwh4

Про парижское метро можно сложить произведение любого жанра. Сами французы там часто поют и декламируют (то ли воспевая, то ли критикуя шарм местной подземки), а туристы наверняка уже придумали про него дюжину-другую страшилок, которыми пугают непослушных детей на ночь. И ладно бы клошары, дремлющие на станциях, или лабиринты с тысячей и одним выходом, в которых можно затеряться, всего лишь пытаясь перейти с одного пути на другой. Все дело в небезызвестном снобизме, не позволяющем французам снизойти до английского языка. Сколько иностранцев пропало таким образом без вести или сошло с ума от отчаяния, история умалчивает. Но удивительно: как бы плохо вы ни говорили по-французски, пару неудачных попыток спустя вы уже в состоянии понимать хоть что-то, а к концу путешествия — и вовсе готовы добровольно учить этот заковыристый, но необъяснимо красивый язык. Конечно же, чтобы вернуться, но уже не затеряться.

Кадр № 4

-tO4FfQ_vUU

Единственным путеводителем, который я успела прочитать перед поездкой, был «Праздник, который всегда с тобой». На второй день ноги сами собой пошли сначала к той самой «Клозери де Лила», где рождались герои Эрнеста Хемингуэя, а вслед за ней — в Люксембургский сад. Я заметила его ещё издалека. Он прогуливался по парку неспешно, будто видел все это уже не первую сотню раз, и никогда не оборачивался, будто не хотел себя выдавать. Конечно же, это был Эрнест. Ошибки быть просто не могло. Я побродила еще с полчаса, время от времени высматривая в толпе его плащ цвета кофе с молоком и шляпу, но он так и не обернулся. И я ушла. А он так и остался для меня Хемингуэем.

Кадр № 5

zACZmsLxnHU

В весеннем Париже удивительно просто чувствовать себя счастливым. В тот день мы взяли курс на Монмартр, к которому шли от Гранд-Опера через пассажи с книжными лавками и бистро, тихими переулками и длинными улицами, шумными от туристов, художников и музыкантов. Оглянувшись на подходе к Сакре-Кёр на весь наш путь, на здание оперы, выступающее в голубой дымке треугольником своей крыши, под звуки гитарной серенады местных талантов я поняла, что счастлива. Не помню, на какой улице мы тогда оказались, но вид с холма до сих пор стоит перед глазами. А вместе с ним — и отзвуки той песни. Стоит только закрыть глаза, и счастье снова со мной.

Кадр № 6

qu1aG1zupFY

На мосту Сен-Мишель, поджидая завтрак, багет или ужин, частенько ютятся чайки. За ломоть французского хлеба они с гордостью продемонстрируют вам размах собственных крыльев и дадут себя сфотографировать. А если угощения у вас вдруг не оказалось, наберитесь терпения и дождитесь добродушного француза, который будет рад поделиться своим багетом с путешественником «фром Рушша» (так в тех краях иногда величают Россию) и, конечно же, не преминет расспросить вас о политике и судьбе Жерара Депардье.

Кадр № 7

242k1lmYgM0

Когда в книжном «Шекспир и компания» на улице Бюшри наступает высокий сезон, у его дверей дежурит секьюрити в темных очках, пропуская внутрь не больше двух человек за раз. Если очередь из таких же, как вы, книгочеев-охотников вас не пугает, смело пристраивайтесь в хвост и ждите, глазея на прохожих и перебирая уцененные книжки. Ожидание оправдает ожидания, ведь за дверьми окажется не просто книжный магазин, а самый настоящий рай, где книг не просто много. Кроме них здесь, кажется, и вовсе больше ничего нет.

Кадр № 8

2NbsKLjp2Yw

В Париже все дышит любовью. И, даже приезжая сюда в одиночку, на одиночество не надейтесь: город всегда с радостью примет вас в свои объятия. А если вдруг захотите увидеть самый прекрасный Париж на свете, отправляйтесь туда весной. Отправляйтесь случайно, не строя никаких особенных планов и не читая путеводителей, отправляйтесь потому, что никуда больше поехать не получилось, а если по-французски вы при этом знаете от силы пару слов, то любовь с первого взгляда вам уже практически обеспечена. Просто потому что «Париж стоит этого, и ты всегда получал сполна за все то, что отдавал ему».

Кадр № 9

fCOpljAu_Os

Ещё год назад перила Моста искусств были увешаны замками, которые молодожёны оставляли в знак своей любви, бросая ключи от них в Сену. Не знаю, оказался ли там замок этих удивительных влюблённых, но в тот пасмурный весенний день они безоговорочно приковали к себе взгляды всего Парижа. Прохожие им улыбались, оборачивались вслед и фотографировали — так лучились счастьем их глаза. А они лишь смеялись в ответ — невеста — по-восточному сдержанно, а жених — беспечно — и шутили, что фото с молодожёнами стоит сто евро. Но сфотографировать себя, конечно же, разрешили. Иначе бы не случилось этой истории.

Кадр № 10

In0dRD4BL3Y

В одном из кафе на улице Пиренеи не пустовало только несколько столиков. И почти все они были заняты сплошь семейными парами. За столиком напротив тоже сидели мама, папа и двое детей. Перекус явно подходил к концу: кофе почти выпит, опустела коробка с пирожными. Дети с мамой куда-то убежали, то ли мыть руки, то ли за новым десертом. А папа тем временем принялся разрисовывать коробку сказочными существами. Спокойно и непринуждённо, будто бы по привычке. По стечению обстоятельств именно в этом кафе я впервые в своей жизни попробовала кофе. Но об этом чуть позже.

Кадр № 11

BqFZvopeohU

Парижский Дефанс в ясную погоду пугающе прекрасен. Солнце постоянно играет с вами в догонялки, то и дело отражаясь от стен бизнес-громады из стекла и бетона. Возвышающиеся небоскрёбы окружают со всех сторон, а бронзовый «Палец Цезаря» только усугубляет ощущение того, что вы Гулливер в стране великанов. Но в той части площади Ла-Дефанс, с которой можно разглядеть Триумфальную арку, всё совсем по-другому. Там нет почти ничего, кроме качелей, которые, скорее, напоминают тросы эквилибристов. Разгонитесь посильней, и вот вы уже выше парапета, выше деревьев, выше небоскребов и, что уж там, даже самой Триумфальной арки. Там девочка качалась на качелях, и казалось, будто бы она вот-вот взлетит.

Кадр № 12

DxmMZlz8Uhg

Для тех, кто отправляется исследовать Париж пешком, даже такой большой город может оказаться тесен. Эти влюблённые однажды вечером грелись в объятиях друг друга напротив арки у входа в сад Тюильри, а спустя пару дней оказались в одно время со мной на площади рядом с Центром Помпиду. Чудеса, да и только? Всего лишь проделки весеннего Парижа.

Кадр № 13

NDJg9MxF2xc

Три весны назад в уютном парижском кафе «У медведей», что рядом с улицей Вздохов, я выпила свой первый кофе. И был он, честно говоря, гадостью несусветнейшей: крепкий, без молока, и даже попытки спасти положение сахаром так и не увенчались успехом. А потом был ещё один кофе, на этот раз напротив Центра Помпиду: такой же крепкий, такой французский, такой прощальный… А потом я вернулась в Москву и неожиданно для себя самой стала пить кофе. В кофейнях, в метро, на улицах, за рабочим столом, дома. С пенкой, с молоком, чёрный, с какао. Раз в неделю, два, каждый день, каждый день по две чашки. И сколько этих чашек уже было!.. И где этих чашек только не было!.. Но ту первую, горькую, парижскую я помню до сих пор. Да, представляете, помню.

comments powered by HyperComments Метки: , ,
Увидел ошибку — выдели её и нажми Ctrl+Enter